Российская Библиотека Интеллектуальной Собственности
 
 

Фонд Интеллектуального Капитала

Портал российского гражданского общества

Российская Биржа Интеллектуальной Собственности
Интернет магазин женской одежды и аксессуаров - Elitmoda

Федерация Защиты Правообладателей

Дежурная Служба Спасения

Прекращение правовой охраны товарного знака: есть вопросы

Как известно, в п. 1 ст. 29 Закона о товарных знаках устанавливается несколько случаев прекращения правовой охраны товарного знака. Среди них есть и такой:

«Правовая охрана товарного знака прекращается:

на основании решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в случае ликвидации юридического лица – правообладателя или прекращения предпринимательской деятельности физического лица – правообладателя».

Приведенные выше нормы находят практическое применение и потому заслуживают особого внимания. Их значение возрастает и в связи с тем, что в проект четвертой части ГК РФ эти нормы перенесены без каких-либо изменений (подпункт 4 п. 1 ст. 1512 проекта). А это значит, что они, вполне вероятно, будут включены и в будущее законодательство.

Между тем, эти нормы принципиально неверны, подлежат пересмотру, а в настоящее время должны толковаться ограничительно.

Нельзя сказать, что эти нормы совсем не анализировались в литературе. Такой анализ проводился, причем неоднократно[1]. Вместе с тем существующее правовое регулирование этих вопросов нельзя признать достаточно исследованным.

Содержание рассматриваемых норм

Итак, «правовая охрана товарного знака прекращается … в случае ликвидации юридического лица … или прекращения предпринимательской деятельности физического лица …». Первый вопрос, на который надо ответить: в этих условиях правовая охрана товарного знака должна прекращаться или может прекращаться?

Ответ дает теория права: если норма гласит, что правовая охрана прекращается, то это как раз значит, что она подлежит прекращению, что она должна прекращаться. Если предположить, что здесь имелась в виду возможность прекращения охраны товарного знака, то в данной норме должно было быть указано, при каких дополнительных условиях охрана прекращается. Этот вывод подтверждают и все другие случаи прекращения правовой охраны товарного знака, перечисленные в п. 1 ст. 29 Закона. Так, при истечении срока действия регистрации [и при отсутствии заявления о продлении срока действия регистрации] правовая охрана товарного знака должна быть прекращена; в случае отказа правообладателя – правовая охрана должна быть досрочно прекращена и т.д.

Теперь попытаемся определить, какой орган должен прекратить правовую охрану товарного знака в этом случае? Ответить на этот вопрос очень просто: такой орган прямо указан в Законе – это федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности. В настоящее время им является Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент). Следовательно, Роспатент и должен вычеркнуть такой товарный знак из государственного реестра товарных знаков.

Попытаемся ответить на следующий вопрос: если юридическое лицо – правообладатель ликвидировано или если физическое лицо – правообладатель более не осуществляет предпринимательскую деятельность, то должен ли Роспатент принимать решение о прекращении правовой охраны товарного знака по своей инициативе или ему кто-то должен дать толчок извне, то есть кто-то должен дополнительно что-то заявить, доказать, обосновать?

Если бы Закон исходил из того, что для прекращения охраны товарного знака Роспатенту нужно какое-то дополнительное заявление или обоснование, то об этом должно было быть прямо указано в Законе (подчеркиваю – именно в Законе). Это имеет место в некоторых других случаях прекращения охраны товарного знака. Например, для прекращения Роспатентом охраны товарного знака в связи с его неиспользованием требуется решение Палаты по патентным спорам или, соответственно, суда.

В данном же случае нет никаких ссылок на то, что кто-то обязан подтолкнуть Роспатент к принятию такого решения, что кто-то со стороны должен доказать, подтвердить и т.п. Да и что, собственно, надо доказывать и подтверждать? Ведь сам факт ликвидации юридического лица или утраты права на занятие предпринимательской деятельностью – это объективное, неопровержимое обстоятельство.

Проведенный выше анализ приводит нас к выводу, что в данном случае Роспатент должен прекращать правовую охрану товарного знака по собственной инициативе, то есть действуя в силу данных ему Законом полномочий, ex officio (по обязанности).

Как Роспатент узнает?

Но если так, то сразу же возникает вопрос: откуда Роспатент должен узнать, что владелец товарного знака – юридическое лицо ликвидировано, либо что гражданин утратил право на занятие предпринимательской деятельностью? Неужели Роспатент должен в инициативном порядке рассылать запросы об этом? Нет, такие запросы рассылать не требуется. Закон этого не предусматривает и предусматривать не может.

Но вот если Роспатент каким-либо (любым) образом узнает, что соответствующее юридическое лицо ликвидировано, либо соответствующий гражданин больше не имеет права заниматься предпринимательской деятельностью, то в этом случае Роспатент должен предпринять определенные шаги.

Роспатент обязан (и эта обязанность вытекает из действующего Закона) незамедлительно прекратить правовую охрану товарного знака, а в случае сомнений в отношении поступивших или ставших известными ему сведений послать запрос (в соответствующий орган регистрации юридического лица или орган регистрации гражданина-предпринимателя) и после получения официального ответа – прекратить правовую охрану товарного знака.

Правила Роспатента, касающиеся порядка применения этой нормы Закона

3 марта 2003 г. Роспатент своим приказом № 28 утвердил Правила принятия решения о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака и знака обслуживания в случае ликвидации юридического лица[2].

Эти Правила не подлежат применению. Для того, чтобы доказать это положение, приведу следующие два основания. Во-первых, они лишают Роспатент права по собственной инициативе принимать решения о прекращении правовой охраны товарных знаков в рассматриваемой ситуации. Такое добровольное ограничение компетенции Роспатента является недопустимым, потому что Закон не только предоставляет Роспатенту такое право, но и обязывает его прекращать правовую охрану товарных знаков в рассматриваемых случаях, что отвечает интересам всех лиц, имеющих дело с зарегистрированными товарными знаками.

Во-вторых, эти Правила являются нелегитимным документом, они приняты ultra vires (за пределами полномочий) Роспатента.

Как известно, п. 2 ст. 43 Закона о товарных знаках устанавливает, что «федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности в случаях, предусмотренных настоящим Законом, издает в соответствии со своей компетенцией нормативные правовые акты о применении настоящего Закона». Обратим внимание на слова «в случаях, предусмотренных настоящим Законом». Это означает, что в иных случаях Роспатент не вправе принимать такие нормативные правовые акты*.

* Это соответствует п. 7 ст. 3 ГК РФ: «Министерства и иные федеральные органы исполнительной власти могут издавать акты, содержащие нормы гражданского права, в случаях и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами и иными правовыми актами».

Таким образом, право Роспатента принимать нормативные правовые акты распространялось (здесь употреблено прошедшее время, ныне это право закреплено за министерством) лишь на случаи, указанные в п. 8 ст. 8, п. 2 ст. 15, части 2 ст. 27, п. 6 ст. 32, п. 3 ст. 35, в первом абзаце ст. 431 Закона. Принятие нормативных правовых актов по ст. 29 Закона не предусматривается.

Ликвидация юридического лица и прекращение предпринимательской
деятельности гражданина

Ликвидация юридического лица, то есть прекращение его деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, может быть добровольной либо принудительной.

Общий принцип, применяемый при ликвидации юридического лица, состоит в том, что ликвидационная комиссия сначала составляет промежуточный ликвидационный баланс, содержащий сведения о составе имущества ликвидируемого юридического лица. Если имеющиеся у него денежные средства недостаточны для удовлетворения требований кредиторов, ликвидационная комиссия осуществляет продажу имущества юридического лица с публичных торгов. Оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается его учредителям (участникам), если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительными документами юридического лица (ст. 63 ГК РФ).

Особые правила ликвидации юридического лица применяются в случае его несостоятельности (банкротства). В соответствии с федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» все имущество должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу (ст. 131). Это имущество продается конкурсным управляющим на открытых торгах (ст. 139).

Понятие «прекращение предпринимательской деятельности гражданина» не является определенным. Под ним можно понимать добровольный отказ от занятия предпринимательской деятельностью, лишение гражданина по суду права заниматься предпринимательской деятельностью и даже смерть гражданина-предпринимателя. Во всех указанных случаях этот гражданин прекратил заниматься предпринимательской деятельностью.

При добровольном отказе от занятий предпринимательством все имущество гражданина остается при нем. При принудительном прекращении предпринимательской деятельности имущество гражданина может быть передано его кредиторам (ст. 25 ГК РФ). Наконец, при прекращении предпринимательской деятельности гражданина в связи с его смертью, его имущество переходит к другим лицам по наследству (ст. 1110 ГК РФ).

Во всех этих случаях ни ГК РФ, ни законодательство о несостоятельности (банкротстве) ничего не говорят о судьбе прав на товарные знаки. Однако нет никаких сомнений в том, что права на товарные знаки являются имущественными правами, а последние входят в понятие «имущество» (ст. 128 ГК). Это означает, что во всех этих случаях, если исходить из общегражданских норм, права на товарные знаки должны следовать судьбе имущества. Таким образом, права на товарные знаки в этих случаях либо сохраняются за прежним владельцем, либо передаются, продаются, переходят к другим лицам.

Общегражданское законодательство и нормы ст. 29 Закона

Если в приведенных выше случаях права на товарные знаки (в составе иных имущественных прав или сами по себе, отдельно от иных прав) передаются, продаются, переходят к другим лицам, то возникает вопрос: имеет ли Роспатент право вынести решение о прекращении правовой охраны товарного знака, ибо передача, продажа, переход права на товарный знак происходят в связи с ликвидацией юридического лица или в связи с прекращением предпринимательской деятельности гражданина?

Поясним, что мы имеем в виду. Предположим, в Роспатент поступает заявление от учредителя юридического лица, владевшего товарным знаком, содержащее просьбу зарегистрировать этот товарный знак на имя подателя заявления в связи с тем, что юридическое лицо ликвидировано. От наследника гражданина-предпринимателя, владевшего товарным знаком, поступает заявление, содержащее просьбу зарегистрировать этот товарный знак на имя подателя заявления – наследника. Должен ли Роспатент в обоих случаях отказать в удовлетворении этих заявлений, сославшись на норму п. 1 ст. 29 Закона*?

* Вопрос о том, может ли Роспатент отказать в удовлетворении этих заявлений, ссылаясь на их несоответствие Правилам регистрации договоров …, утвержденных приказом Роспатента от 29 апреля 2003 г. № 64 (Патенты и лицензии. 2003. № 7. С. 54), мы не рассматриваем, ибо такие основания отказа легко можно преодолеть путем подачи в суд требования о проведении государственной регистрации такой сделки.

На основе действующего законодательства нельзя дать однозначного ответа на поставленный вопрос. Фактически ответ на него звучит следующим образом: Роспатент обязан удовлетворять подобные заявления, если лицо, которое становится новым владельцем товарного знака, является юридическим лицом или гражданином-предпринимателем, и, напротив, Роспатент обязан прекратить правовую охрану товарного знака, если новым владельцем товарного знака должен стать гражданин, не являющийся предпринимателем.

Имеется еще одна ситуация, когда Роспатент обязан прекратить правовую охрану товарного знака: юридическое лицо ликвидировано или, соответственно, предпринимательская деятельность гражданина прекратилась, а от нового владельца товарного знака в течение разумного срока не поступило никаких заявлений о признании его новым владельцем товарного знака.

Кстати говоря, упомянутый выше разумный срок должен применяться во всех случаях регистрации сделок об уступке или переходе прав на товарный знак. Пропуск этого разумного срока должен повлечь отказ в регистрации сделки.

Несоответствие рассматриваемой нормы Закона общим принципам
гражданского законодательства

Норма, содержащаяся в пятом абзаце п. 1 ст. 29 Закона, предусматривает, что в определенных случаях владелец товарного знака лишается принадлежащего ему права на товарный знак. А ведь право на товарный знак – это имущественная ценность, разновидность имущества. Одним из основополагающих принципов гражданского законодательства является принцип «неприкосновенности собственности» (п. 1 ст. 1 ГК РФ). Прекращение права собственности может производиться в строго ограниченных случаях. Все эти случаи должны быть логически обоснованны. В качестве общего правила прекращения права собственности применяется правило о возмездном характере такого прекращения.

Рассматриваемая норма, содержащаяся в п. 1 ст. 29 Закона о товарных знаках, явно не соответствует этим общегражданским принципам и правилам. Она «выпадает» из общего ряда. Более того, в ГК РФ имеется одна общая норма, которая очень близка и применима к рассматриваемым нами специфическим случаям прекращения права на товарный знак по аналогии.

П. 1 ст. 238 ГК гласит:

«Если по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица оказалось имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, это имущество должно быть отчуждено собственником в течение года с момента возникновения права собственности на имущество, если законом не установлен иной срок».

Я глубоко убежден, что эта принципиальная, хорошо продуманная норма ГК должна применяться и в рассматриваемых специфических случаях. Действительно, если гражданин прекратил предпринимательскую деятельность, а у него остается право на товарный знак, то это право не должно у него отбираться. Этот гражданин может в течение разумного срока либо снова стать предпринимателем и восстановить свое право на товарный знак, либо продать его «надлежащему» лицу. Те же правила применимы к наследнику гражданина-предпринимателя.

Далее, при ликвидации юридического лица право на товарный знак может быть продано на публичных или открытых торгах любому лицу, которое должно в течение разумного срока либо стать предпринимателем, либо перепродать это право надлежащему лицу.

И только если по истечении этого разумного (например, годичного) срока товарный знак по-прежнему принадлежит «ненадлежащему» лицу, следует принимать правовые санкции, а именно: прекращать правовую охрану товарного знака. Впрочем, может быть, следует предусмотреть для таких случаев процедуру, предусмотренную п. 2 ст. 238 ГК (она проста и понятна, а потому в настоящей статье мы ее не рассматриваем).

Разумеется, в тот период, пока право на товарный знак принадлежит «ненадлежащему» лицу (в том числе входит в состав еще не принятого наследства), исключительное право на товарный знак не может ни реализовываться, ни оспариваться. Рассмотрение соответствующих административных и судебных споров должно приостанавливаться. Именно таким образом следовало бы исправить и действующий Закон о товарных знаках, и проект четвертой части ГК РФ.


[1] См., например: Рабец А.П. Правовая охрана товарных знаков в России: современное состояние и перспективы. СПб.: изд-во «Юридический центр «Пресс», 2003. С. 204 – 211; Гаврилов Э.П., Данилина Е.А. Комментарий к закону РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». М.: изд-во «Экзамен», 2004. С. 125 – 126; Орлова В.В., Добрынин О.В. Что происходит с товарным знаком в процессе банкротства и при наследовании?//Патенты и лицензии. 2006. № 7. С. 23.
[2] Патенты и лицензии. 2003. № 5. С. 65.